Стихотворения Михаила Патрика

БАЛЛАДА О БЕЗДОМНОЙ СОБАКЕ
Бездомный пес нашел приют в подъезде
И прожил там четыре славных дня.
Под лестницей в своем укромном месте
Его в мороз пригрела малышня.
Из всех бездомных псов на этом свете
Он, несомненно, был счастливей всех.
К нему весь день гурьбой ходили дети,
Давали хлеб, дарили звонкий смех.

Пес, будучи стареющей дворняжкой,
По-своему воспринял доброту,
Его глаза, как мокрые стекляшки
Еще два дня смотрели в пустоту…
Лишь на четвертый с хрипловатым лаем
Он бегал с малышами во дворе,
Всем своим видом выразить желая
Собачью благодарность детворе.

А вечером из дома вышел дядя,
Он пса назвал с улыбкой кобельком,
Он псу дал кость, он пса рукой погладил,
И по глазам … железным каблуком…
Рассказ окончен. Ни к чему вопросы.
Давно уже не говорят про пса.
Но только лишь во двор заходит взрослый —
Ребячьи затихают голоса.

ЖИЗНЬ

Ни покрышки, ни дна.
Просто — шанс познакомиться с бездной.
Будь то — нимб,
Будь то — крест,
Будь то — пот, пропитавший чалму…
Избирает Судьба.
А Кого и за Что — не известно.
Но понятно — Когда.
И понятней ещё — Почему…

ЧЕРНАЯ БЫЛЬ

Как Снов в Десну, Десна в могучий Днепр,
Впадали детство — в юность, юность — в зрелость…
В трёх водах жадно жизнь моя смотрелась,
А оказалось — кланялась родне.
Я погостить родню свою зову-
И Днепр-Славута кланяется роду
С трёх берегов я пил живую воду,
А оказалось, что одной живу.
Трём рекам было слиться суждено,
И я судьбу благодарю за это.
Есть миллионы рек и речка Лета…
Покуда жив — четвёртой не дано.

РЕЧКА СНОВ

Речка Снов. Речка детских
Неотснившихся снов.
Снова в помыслах дерзких
Я спешу на твой зов…
Ты такая ж, как прежде,
Может, только мелей.
Ты такая ж, как прежде,
Может, только милей.
С высоты безголосой,
Из мальчишеских лет
Льётся, льётся на плёсы
Лунный свет, белый свет.
Белый сон белых лилий…
Звёзды буйно взошли…
Словно мир побелили
И лампаду зажгли.
Засветили светёлку,
Да ни окон, ни стен…
И сидят втихомолку,
Поджидают гостей.
Призадумалась мама,
Рядом сёстры, братья…
И всемирным обманом
Пахнет мёдом кутья.
Пахнет вымытым полом—
Словно жмыховый круг…
Пахнет детством и школой,
Лаской маминых рук.
Мир умыт и распахнут-
Молодой-молодой…
А войною не пахнет.
И не пахнет бедой…

* * *

Кабы не было беды-
Не отведал лебеды,
Ничего б не знал поныне
Горче горечи полыни.
Сорок первый — сорок пятый..
А седьмой! — голым голо…
Возле мамы, как опята,
Шесть нестриженных голов.
Да вернулся с фронта батя
Подчистую инвалидом…
Ни слезинки, ни проклятья-
Чтоб отчаянья не выдать.
Ты, как все, кормилась лугом
Конский щавель, клевер, ка
Но ходила и за плугом,
Но ходила и в упряжке.
Мама, как ты всё сумела?
Как бы трудно ни бывало,
Ты ни разу не болела,
Никогда не уставала.
Только часто-часто руку
К сердцу тихо подносила.
Знает Бог, какую муку
Ты в груди своей носила.
А когда впервые с хлебом
Каждый миску супа выел,-
Осенила крестно небо,
И расплакалась — впервые.

КАК ПАМЯТНО УХОДИТ ЛETO…

— Папа, ты жил всю-всю войну?-
спросила меня дочь-второклассница…

1.
Дымятся травы по откосам…
Дымится луг…
Дымятся плёсы…
И жадно слизывает росы
С камней обугленных река…
И целый день горят берёзы…
И громыхают громы-грозы…
И птиц печальные обозы
Надрывно месят облака…
Как памятно уходит лето…
Куда? Зачем?..
Остановись!
Необогретой, несогретой
Ещё осталась чья-то жизнь.
Ещё не все утихли раны,
Не все отысканы слова…
И не смеётся Несмеяна-
Солдату верная вдова.
Ещё Алёнка ищет братца
В сиротской горести своей,
А матерям ещё дождаться
Необходимо сыновей…
Как памятно уходит лето!..
И я за памятью бреду.
Я не в бреду — я видел это
В том сорокпроклятом году.
Там, где-то там должно быть детство-
И только смерть вершит разбой!..
Мне жизнь доверила в наследство
Детей войны сквозную боль.
Она с годами не проходит-
Ни умолчать, ни умолить.
Она во мне кричит сквозь годы
Глазами сверстников моих.
Из пепелищ, золы и праха
Окаменевшей тишины
Она кричит глазами страха,
Глазами ужасов войны…
ДАЖЕ ПО НЕПОЛНЫМ ДАННЫМ,
ИЗ ТРИДЦАТИ МИЛЛИОНОВ СОВЕТСКИХ ЛЮДЕЙ,
ПОГИБШИХ ВО ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ,
ОКОЛО ДВУХ МИЛЛИОНОВ-
ДЕТИ ДОШКОЛЬНОГО
ВОЗРАСТА….,
Как памятно уходит лето…
И я той памятью живу,
И я той памятью зову:
— Не забывайте, люди, это!

2.
Ничто, конечно, не забыто.
Никто не может быть забыт.
Два миллиона раз убитый,
Я помню Ржев и Моабит.
Я помню тысячи Хатыней,
Войной сметённых до кола.
Там днём и ночью и поныне
По мне звонят колокола…
И стынет звон.
И сердце стынет.
И не кончается блиц-криг…
И детским криком Палестины
Уже кричит мой смертный крик.
А чёрный смерч кровавой бойни
Всё не насытится детьми…
О люди, будьте же людьми!
Остановите, люди, войны!

ПРИФРОНТОВОЕ ДЕТСТВО

1.
Иду
в криницу
по воду
Веду
жар-птицу
в поводу.
По жребию
охранному-
Жеребую Буланую.
И по такому
Поводу
От дома к дому-
По воду-
Галдит, гремит и катится
Гурьба развеселённая.
И флагом — Кати платьице,
Всех радостней — зелёное.
Походка-
краше утицы,
Плывёт — сплошная грация.
Погодки с нашей улицы
Успели передраться.
Но
я нынче не КОТИруюсь:
Сбылось моё желание-
И зычно накатила Русь
Коней былинным ржанием.
…Всё тучами затучено,
Да чёрный бурелом…
— Прости-прощай, Катюша, но
Девчонок не берём.
Подарит нам
Буланая
Коней
чести Микулиной-
Ударит
сталь булатная
По нечисти,
по скулинам!
Как рынет рать
из полночи-
От страха враг
зажмурится…
Добрыни и Поповичи
За мной летят,
За Муромцем!..
Мне, отроку,
неведомо,
Что горько сказка сказана.
Мне от роду
с победами
Земля моя заказана.
И пусть одна Буланая
Войной селу оставлена-
Мы постигаем главное:
— За Родину! За Сталина!..

2.
О детство прифронтовое,
На подвиги готовое!
Опять твои видения
Ведут в свои владения.
…Темно в окошках.
Спят или
ушла в разведку конница?..
А соловьи — к«к спятили,
Аж ветка к ветке клонится.
И дышит жаром ноченька-
Мне той воды напиться бы!-
И сердце жеребёночком
Стучит-звенит копытцами.
Гарцует с перебоями,
То вовсе обрывается…
То горечью, то болями,
То гневом отзывается…
Ни божий день, ни свет не мил
За то, что жизнь безбожная
Завалами посмертными
Земных богов обложена.
Мы постигали главное
По-детски непосредственно.
И вот мы
обезглавлены,
И вот мы
обездетственны…

3.
0 детство прифронтовое,
Как быть, как дальше жить?
Как жизни детство новое
Спасти от новой лжи?
Прости меня, прости меня
За всё, что не в чести.
За всё, что в громком имени
Хотели обрести.
За то, что сталь кровавая
Повергла души в прах.
За то, что дело правое
Прапропито в пирах.
За песню недопетую,
За радугу в горсти…
Ещё — за что не ведаю-
Прости меня, прости.
Мы были вместе с Родиной
В заложниках в тобой.
И если не уродины-
Труби последний бой!

ПРОСТИ – ПРОЩАЙ

Вокзал похож был на базар,
Хлебнувший одури осенней.
А я тонул в твоих глазах,
Тонул и не просил спасенья.
Смеялся, пел, гудел вокзал,
Стонал от праздного веселья.
А я тонул в твоих глазах,
Тонул и не просил спасенья.
Тонул и все не мог сказать
Так нужных слов. И ты молчала.
Нас оглушил с тобой вокзал —
Несло, кружило и качало.
Поди пойми кто трезв кто пьян
Где смех, где плач, где перебранка…
Все отплясал за нас цыган,
Все изрекла за нас цыганка.
Она бессовестно лгала
Про дом казенный и дорогу,
Но горькой правдою была
Ложь привокзального пророка.
И я тонул в твоих глазах,
И растворялся без наркоза
В твоих невидимых слезах,
В твоих неслышимых вопросах.
Тонул на сто разлук вперед,
На бездну, вырытую нами,
Пока качнувшийся перрон
Не прокричал за нас огнями.
Не удержать и не спасти
Мгновений, канувших на убыль.
И бездыханное «прости»
Вдруг обожгло друг другу губы…
Ты далека уже была ,
А это слово всё звучало,
А бездна ночи в два крыла
Меня все мчала, мчала, мчала…
Блуждал по небу Млечный путь,
И так глаза твои глядели,
Что если б мог в них утонуть,
То утонул бы в самом деле.